Кирилл Мартынов
Кирилл Мартынов. Фото: Андрей Рушайло-Арно / Facebook

Кирилл Мартынов: «Связь Пригожина и Путина носит гораздо более глубокий и экзистенциальный характер»

Кирилл Мартынов, главный редактор издания «Новая Газета. Европа», в прямом эфире программы «Воздух» на канале «Ходорковский Live» прокомментировал выступление Евгения Пригожина в Беларуси перед бойцами ЧВК «Вагнер», а также решение Владимира Путина отказаться от поездки на саммит БРИКС в Южно-Африканской Республике.

 ― Незадолго до нашего эфира пришла новость, что Евгений Пригожин восстал, воскрес – называйте это, как угодно. Он выступил с очередным видео перед своими бойцами в Беларуси, причем вместе с тем самым Вагнером – Дмитрием Уткиным, своим ближайшим многолетним соратником. Выступил он с достаточно стандартными для себя заявлениями – снова критиковал руководство российской армии. Хотел бы узнать, о чем говорит его достаточно длинное и эмоциональное обращение?

  Мне кажется, более важна не его стандартная риторика в последнее время, а то, что он сформулировал для своих наемников некую цель. Эта цель совершенно в духе гоголевского персонажа Ноздрева, а именно сделать белорусскую армию второй в мире. Не очень понимаю, видимо, второй после российской, потому что трудно посчитать, какая армия у них какая. Мы видим, как Пригожин ищет и не без пособничества со стороны Кремля находит для себя новую функцию, новую жизнь внутри этого состояния после мятежа, в таком лимбе.

Беларусь лукашенковская одновременно и не совсем Россия, и не совсем не Россия, потому что правительство диктатора Лукашенко полностью подконтрольно и полностью зависит от московских денег и московских штыков, несмотря на все его попытки балансировать. Находясь в этом лимбе на территории Беларуси, Пригожин, с одной стороны, как бы прекратил свою деятельность, которая так опасна и для российских военных, и для Кремля внутри России.

С другой стороны, из Беларуси он может продолжать предлагать Кремлю некоторые специфические услуги, в которых он себя считает мастером. В данном случае официально декларируется задача по подготовке супербоеспособной белорусской группировки, которую потом Лукашенко вместе с Путиным или в обратном порядке будет как-то использовать. Также важно, что Пригожин заявил, что надолго они в Беларуси не останутся, то есть это короткая миссия, короткая услуга, которую он оказывает своим патронам, в том числе и самому Путину. А дальше путь «Вагнера» лежит для кого-то обратно в Россию на каких-то условиях, для кого-то в Африку, как в принципе и предсказывалось.

 ― Пока будет существовать путинский режим и, в некотором роде, и лукашенковский режим, Пригожин будет чувствовать себя вполне вольготно и без дела не останется?

  У меня нет полной уверенности, что все-таки он где-то не поскользнется, но…

 ― Куда уж больше поскользнуться.

 ― Ну да, совершенно верно. Наверное, больше уже некуда. Но можно второй раз сделать еще что-то похожее и в итоге получить по заслугам от людей, которые записывают экстренное обращение к нации по твоему поводу. Мне кажется, что события после мятежа, особенно последних недель, показали, что связь Пригожина и Путина носит гораздо более глубокий и экзистенциальный характер, это не случайные люди. Это люди, которые близки по своему пониманию мира и достаточно легко находят общий язык даже в той ситуации, когда Пригожина только что называли мятежником. Можно сказать, что путинизм и ЧВК «Вагнер» — это сейчас более-менее синонимы.

 ― А роль самого Владимира Путина в этом всем? Как выразилась чуть ранее Юлия Латынина, Пригожин в Беларуси вытер об Путина ноги. На самом деле достаточно резко выглядело, что Пригожин продолжает работать как ни в чем не бывало. Владимир Путин явно в не самой выигрышной ситуации. На это накладываются неприятные новости о том, что президент все-таки не поедет на саммит БРИКС в Южно-Африканскую Республику. Вместо него Россию будет представлять министр иностранных дел Сергей Лавров. Причем сообщил об этом сам президент ЮАР Сирил Рамафоса, а не Дмитрий Песков, будто чтобы лишний раз не разочаровывать российскую публику, что Путин отменил еще какую-то заграничную поездку, так как боится ареста согласно ордеру международного уголовного суда. В какое положение загнал себя Путин этими отменяемыми поездками и очевидным отсутствием реакции на воскресшего Пригожина?

 ― Фортуна слегка отвернулась от Владимира Владимировича уже в последние месяцы, если не сказать с самого начала войны. У него многие вещи идут не по плану. Я думаю, эта история с заграничными командировками и вообще история о том, что мало кто среди мировых лидеров готов жать руку Владимиру Путину, улыбаться ему, говорить, что он замечательный и надежный партнер, очень обидна для него. Не случайно, что, когда выдали ордер на его арест, он той же ночью поехал в Мариуполь доказывать, какой он героический человек. Что называется, тоже психанул. Похоже на то, как Пригожин психанул: сорвался и куда-то поехал, тоже в окружении свиты.

Мне кажется, эти ограничения и идея о том, что где-то по закону Путина просто не рады видеть и с этим ничего нельзя сделать и никак нельзя договориться, — это чрезвычайно обидная для него в личном смысле слова вещь. Вот есть государство, которое подписало Римский статут и, соответственно, это государство никак не может не выдать Владимира Путина в руки правосудия.  Его мотивация, насколько мы можем судить по всей совокупности известных данных, — это войти в историю как великий правитель и в итоге заставить всех себя уважать и признать, что в главном он был прав. Сейчас эта позиция такого человека, который уехать не может, она достаточно унизительная. Даже когда речь идет про собрание дружественных стран, включенных в неформальный альянс БРИКС, надо тщательно выбирать, на какие из этих площадок Путин может выехать, а на какие нет. Очень забавно, что южноафриканский президент будто бы специально, по крайней мере по сообщениям западной прессы, вел специальные переговоры с целью найти какое-то решение, чтобы Путин приехал. И решение, по всей видимости, найдено не было.

 ― В Кремле факт таких переговоров отрицали, что неудивительно. Стоит вспомнить, что сейчас российские власти вообще демонстрируют бурную деятельность в том, что касается африканских стран. Недавно в России с большой помпой прошел специальный форум «Россия-Африка», где всячески демонстрировались нерушимые узы. Как выясняется, не такие уж и нерушимые. Если судить по пессимистичным прогнозам о возможном сроке жизни Владимира Путина, то он может находиться у власти еще лет 20. И ему придется прожить в этом же самом режиме самоизоляции от зарубежных поездок. Не отразится ли это на нём, когда его на протяжении 30-40 лет будут показывать по телевизору только сидя в бункере, потому что дальше бункера он скоро вообще выходить не будет.

Слушайте, вы далеко в будущее заглянули.

― Возможно, потому что мне свойственен пессимизм.

На повестке дня все-таки более серьезные проблемы, нужно найти какой-то хороший выход для войны, либо, наоборот, создать такую систему, когда война ведется бесконечно, на что, в общем, сейчас открыто делается ставка, и при этом его позиции во власти только укрепляются. Это очень хрупкая конструкция, и у нас есть основание быть пессимистами и говорить про еще 20 лет для Путина. Тем временем за окном сейчас более конкретные проблемы, и для мира, и для Украины в первую очередь, и для нас. В принципе некоторые проблемы есть и от собственных действий и решений Владимира Путина.

Я думаю, что пока я бы поставил на то, что он до конца не осознал, что то, что он сделал, — это навсегда. Он очень специфически информированный человек, ему дают ту информацию, которую он хочет слышать. Это как бы общее место и в его картине мира, и в картине мира вообще любого диктатора: он самый умный, самый справедливый, непогрешимый, и, в общем, он все сделал хорошо, просто его не поняли.

Я по-прежнему думаю, что Владимир Путин считает, что в какой-то момент времени, когда он поставит некоторую точку или какой-то другой знак препинания в истории войны, все в какой-то момент времени поймут, как они были неправы. Посмотрите, например, на риторику российской пропаганды на уровне Лаврова. Они постоянно транслируют именно эту идею, что однажды Европа, власть в которой захватили неонацисты и их прихвостни, одумается и поймет, что на самом деле мы один континент. Значит, Европа вернется в родную гавань и пойдет извиняться перед Россией. 

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Антон Долин
Антон Долин: «Россия не будет прощена никогда»